О чем не рассказывают девочкам

Как воспитывать дочь, чтобы она не боялась рассказать о домогательствах

Как воспитывать дочь, чтобы она не боялась рассказать о домогательствах

Как бы мы ни старались, многим девочкам приходится переживать двусмысленные прикосновения, некорректные высказывания в свой адрес и прочие неприятные моменты. Спасти от этого мы их, к сожалению, не можем. Но можем предупредить об опасности и научить их просить у нас помощи.

Первый пункт – проходной и очевидный. Это доверительные отношения между родителями и детьми. Как таких отношений добиться? Погуглите теорию привязанности или почитайте любую из книг психолога Людмилы Петрановской. Вот только опыт показывает, что доверия не всегда достаточно. Бывают ситуации, в которых в силу вступают совсем иные факторы, и тогда ребенок может бояться рассказать о проблеме даже самым близким людям.

Даже доверяя родителям, дети могут ничего им не говорить, потому что:

боятся их слишком бурной реакции,

боятся их расстроить


боятся, что родители будут слишком дотошны в выспрашивании деталей

боятся, что отец убьет насильника и сядет в тюрьму

не знают, как об этом сказать,

не поняли, что это было именно то самое, о чем надо говорить,

не знают, что об этом вообще надо рассказывать,

боятся наговорить на человека, если это член семьи или педагог

втянуты насильником в игру «это наш с тобой секрет»,

помнят о прошлой неудачной попытке поделиться,

считают, что справятся сами,

просто шокированы происходящим,


им больно и страшно вспоминать и говорить об этом,

знают, что это плохо и стыдно, и скрывают, что участвовали в плохом и стыдном.

— Я не рассказывала, потому что мама по любому тревожащему поводу задавала слишком много вопросов, слишком эмоционально реагировала, все эти «ты что?!» Это было вроде заботой, переживанием, а выглядело как недоверие или осуждение.

Что можно сказать? Что-то вроде следующего: «Как обидно, что с тобой такое случилось. Это возмутительно, с тобой так нельзя! Хочешь, поговорим об этом подробно? Нет? В любом случае я здесь, я смогу защитить тебя… Хорошо, что ты мне рассказала, ты правильно сделала. Иди ко мне, я тебя обниму… Чаю выпьем?»

Прежде чем кидаться спасать, выспрашивать, советовать, попытайтесь понять, какая именно поддержка нужна ребенку, чтобы ему стало легче. Возможно, нужно прежде всего утешение. Расспросы, рекомендации, анализ ситуации могут восприниматься как давление. А в первый момент они вообще неуместны.

— Мне были очень неприятны реакции мамы: предложения «быть выше этого», а потом все сто раз пережевывалось, упоминалось в самые сложные моменты не к месту, она делилась этим вслух с кем-то так, будто меня рядом нет.

Взрослым хорошо бы уметь управлять своими реакциями на рассказы ребенка и уважать его доверие.

Драматические реакции родителей могут подтолкнуть ребенка к мысли, что с ним произошло нечто более страшное, чем сам ребенок предполагал, возможно, даже непоправимое, – и напугать ребенка еще сильнее. Даже если произошло что-то ужасное, родителю не стоит впадать в аффект «я их всех поубиваю» или «все пропало».

Говорит психолог Лиана Натрошвили: «Желательно быть спокойной, выдержанной, не напугать ребенка, не «заморозить». Детям тяжело выносить наши сильные эмоции, желательно для таких разговоров иметь покерфейс».

Дети должны быть уверены, что вы не обвините их в том, что произошло. Да, они иногда бывают неосторожны. Но это не вина. Вина всегда на том, кто проявляет повышенный интерес к телу ребенка.

Кроме того, даже если вы уверены, что девочка выдумала конкретную ситуацию, сама такая выдумка – тревожный знак. Значит, было что-то, что рвется из ребенка и находит такой выход.

Первое, что должны (обязаны) сделать родители, – это безоговорочно встать на сторону ребенка: «Ты молодец, что рассказала, ни у кого ни в коем случае нет права вести себя так с тобой».

Как себя вести, если ребенок пришел с важным рассказом?

Дети должны быть уверены, что вы встанете на их защиту и решите проблему.

Родителям важно показывать на чужих примерах (на примерах чужих страшных ситуаций), что они не будут говорить девочке «сама виновата» и обзывать в случае чего. А это возможно, только если родители действительно не склонны обвинять жертв и пинать лежачих.

Что нужно ребенку, который пришел к родителям со своей проблемой:

чтобы ему поверили,

выяснили детали аккуратными наводящими вопросами,

пообещали разобраться и разобрались, проявив самостоятельность и авторитетность,

разборки действительно помогли бы, а не сделали бы еще хуже.

Как объяснить детям, что существуют границы их тела, которые нельзя нарушать?

Для того чтобы дети могли рассказать родителям о двусмысленном интересе к их телу со стороны других детей или взрослых, они в целом должны иметь представления о допустимых и недопустимых прикосновениях (а также знать модели поведения в случае недопустимых прикосновений).

Психолог Ольга Бочкова рассматривает тему сексуальных домогательств через призму безопасности и личных границ ребенка и включает тему телесной безопасности в тренинги Академии детской безопасности Safekids.

Такой подход помогает также более ясно понять самим родителям, как объяснить детям, что поведение другого человека может быть опасно.


Проще всего объяснять это так: у человека есть не только непосредственные границы его тела, у него есть и личное пространство. Кто-то легко и близко допущен в это личное пространство (родители, братья, сестры), кто-то частично (другие родственники, друзья и подруги), кто-то вообще не допущен. К телу есть допуск только у родителей (к телу девочек — с определенного возраста только у мамы) и у врачей, если прикосновения врачей разрешены мамой. И если кто-то приближается к тебе так, что становится некомфортно и хочется отстраниться, — это уже нарушение личных границ, это может быть небезопасно.

Домогательства – это не только прикосновения к половым органам, это любые некомфортные прикосновения и любое неприятное тебе приближение к тебе.

Говорить свободно о телесности помогает и простое изучение анатомии, причем с раннего детства. Если ребенок в процессе изучения мира (окружающей среды, того, «как все устроено» и т.п.) изучает еще и совершенную, гармоничную, безупречную функциональность человеческого тела (а не только красоты вселенной), ему будет проще говорить и о своем теле.

При этом посыл «эти органы такие же, как остальные» неверен, потому что ребенок уже в 3-4 года чует, что «не такие же».

Для называния интимных мест и связанных с ними действий должны существовать слова, и эти слова должны быть привычными и легко произносимыми, чтобы ребенок мог употребить их, если понадобится.

Психолог Ольга Бочкова использует слова ягодицы, пах, грудь (то, что закрывается купальником). Психолог Лиана Натрошвили называет это «правилом нижнего белья».

Самые безопасные прикосновения и самые открытые места – руки. Руками люди соприкасаются часто в самых обыденных ситуациях. Но если прикосновение к рукам неприятно, если вызывает беспокойство – забирай руку.

Как понять, опасное прикосновение или безопасное? Если оно для тебя дискомфортно, если вызывает беспокойство, тревогу – прикосновение небезопасное.

Как действовать? Попросить так не делать. Просить прекратить. Пугать «а то расскажу». Если просят не рассказывать, обещать: «Хорошо, я никому ничего не расскажу, но ты прекрати». И идти рассказывать. Дети, в идеале, должны это знать.

Предупреждать ли девочек о возможных домогательствах?

Да. Важно, чтобы девочки могли опознать и верно назвать опасные ситуации, которые, к сожалению, встречаются в жизни достаточно часто.

— Когда я стала ездить в школу в другой район города в переполненном троллейбусе, мне никто не рассказал, что некоторые дяди могут слишком прижиматься и даже тереться, и тогда надо громко говорить «перестаньте об меня тереться» или «не прижимайтесь ко мне, пожалуйста», «не давите на меня, пожалуйста». Мне страшно вспоминать, сколько раз об меня, девочку в школьной форме, терлись чем-то твердым. Уже потом, в университете, меня просветили однокурсницы.

Больно, что приходится рассказывать дочерям о таких вещах. Хочется, чтобы их будущее и настоящее было безопасным. Но, к сожалению, мы не можем уберечь их от опасностей. Но можем научить их эти опасности видеть и обращаться за помощью.

По статистике, большая часть посягательств на детские тела происходит со стороны тех, кого дети хорошо знают, – старших родственников и друзей семьи. Как разговаривать с детьми об этом?

Говорит писательница Лилит Мазикина:

«Я рассказывала дочери сказку про оборотня. Что иногда хороших людей, которых она давно знает, кусает оборотень. Тогда они сами становятся оборотнями, но никто не знает. Ведь у них меняется только поведение. Они выбирают того, кто слабее, кого можно обмануть или напугать, кто их любит. И уговаривают или заставляют их делать неправильные вещи.

Дочь тревожилась, что это может произойти в любой момент, но я сказала, что нет, это бывает редко и сразу будет видно, потому что оборотни сразу плохо себя ведут наедине с близкими, даже если потом иногда хорошо. Значит, пока я или папа не набрасываемся на неё, чтобы трогать, где не надо, или вроде того, то всё в порядке».

8 важных правил, необходимых для откровенного и доверительного разговора с ребенком

Нет гарантированного способа сделать так, чтобы дети рассказывали родителям, что к ним пристают, их трогают, к ним подходят слишком близко, их принуждают целовать, им показывают половые органы, их зажимают и т.п. Но надо это воспитывать в детях. Вот несколько важных факторов подобного воспитания:

Доверительные отношения между детьми и родителями и сформированная привычка разговаривать о том, как прошел день ребенка.

Умение говорить о теле и телесности доступными и ясными словами. Можно использовать слова «ягодицы», «пах», «грудь», говорить о «правиле нижнего белья».

Забота о детской безопасности как основа для разговоров о телесной неприкосновенности и личных телесных границах детей. Это поможет снять с темы интима налет запретности.

Знание о том, что домогательства – это не только прикосновения к половым органам, это любые некомфортные прикосновения и любое неприятное тебе приближение.

Четкое понимание того, что если прикосновение вызывает беспокойство, тревогу – оно небезопасное.

Четкое понимание того, что действия сексуального характера с ребенком и ситуация, в которую он попал, – это не «плохо» и не «стыдно», и не «нельзя». Это опасно. Слова «плохо» и «стыдно» в разговоре с ребенком нехороши тем, что девочка может решить, что это она сделала плохое и стыдное, и потому ничего не рассказать.

Девочек желательно предупреждать о возможности домогательств.

Доверие к детям, когда они жалуются, уважение к этому доверию, спокойная и уважительная, сочувственная реакция на рассказ, разумная и действенная помощь – это главное.

Источник:
Как воспитывать дочь, чтобы она не боялась рассказать о домогательствах
Как бы мы ни старались, многим девочкам приходится переживать двусмысленные прикосновения, некорректные высказывания в свой адрес и прочие неприятные моменты. Спасти от этого мы их, к сожалению, не можем. Но можем предупредить об опасности и научить их просить у нас помощи.
http://chips-journal.ru/reviews/deti-i-domogatel-stva

О чём молчат дети: реальные истории, о которых не узнали родители

О чём молчат дети: реальные истории, о которых не узнали родители

Если ты не знаешь о жизни своего ребёнка чего-то страшного, ты – плохой родитель? А твои родители были плохими? Мы не рассказывали им столько всего!

Иногда чтобы сберечь их. Иногда да… похоже, они были плохими родителями, если умереть или оказаться изнасилованной было менее страшно, чем напороться на их ярость. Какой случай твой, как думаешь? Начи читательницы и читатели рассказали, о чём и почему они ни слова не сказали своим папам и мамам в детстве.

Из самого простого – про прыжки с гаража на гараж, по крышам. Крыши были прогнившие, можно было провалиться внутрь, да и расстояния между ними с метр, пожалуй.
Я была Очень воспитанным ребенком. Тихим. Домашним.
Не, не стала бы рассказывать

А мы бегали по крышам девятиэтажек. И я попалила всех, потому что оказалось, что я разговариваю во сне!

Я с дерева на дерево перелезала – там макушка под весом наклонялась чуть-чуть, и можно было перехватиться за соседнее. Маму бы кондратий хватил, если б она это увидела.

Однажды мы нашли труп в болоте. То есть нам так показалось, видны были вроде рука и штанина. Было нам лет по семь в среднем. Рассказали подросткам, те слазали, проверили. Оказалось, матрас. История заняла дня три, от обнаружения, распространения среди малышей, среди подростков и до выяснения. Родителям, конечно, ни гу-гу. Ну, и все игры с сексуальным компонентом, разумеется. Нам было по 11, четвертый класс, вторая смена. Родители уходили на работу, а мы (два мальчика, две девочки) собирались и штудировали что-нибудь типа статьи “мед с горчинкой” про первую брачную ночь. Помню, там советовали подушку под попу подкладывать во время полового акта. Мы подкладывали, но ничего не происходило. Забывали про сам половой акт!

Было лет в 12 уже, что не рассказала родителям про пару ситуаций, которые тогда прошли по категории странных и необъяснимых, но не опасных. Не рассказала, потому что слов подходящих не знала. Что это была одна попытка изнасилования и два случая просто гнусных домогательств, осознала сама через много лет. Зато теперь знаю твердо, что надо больше всего обговаривать открытым текстом. Родители со мной вполне здраво говорили, что не надо соглашаться уходить с незнакомыми взрослыми ни под каким предлогом, и все такое. Но вот “зачем этот придурок трогал мою попу и как на это реагировать” – оставалось совершеннейшей загадкой.

У родителей практически штатная реакция: “А ты веди себя прилично, тогда к тебе и приставать никто не будет!” Помощи не получишь, зато выволочка гарантирована.

В нашем дворе строили новый детский сад. Зимой у нас было роскошное развлечение – ходить на эту стройку, забираться на прогулочные веранды (высотой метров семь-восемь, наверно) и сигать с них в глубокий снег. Мама об этом узнала через много лет. Еще, когда нам с подружкой какой-то урод продемонстрировал свои гениталии, мы поклялись друг другу родителям ничего не говорить. Не знаю, почему.

Было в шестом классе. Летом играли во дворе в квадраты. С мячом игра такая. Бегала домой попить – сломала ключ. Через соседа-одноклассника перелезла с одного балкона на другой на пятом этаже. Так же обратно. Наигрались – опять перелезла. Зашла в комнату, а в коридоре мама, с работы прийдя, разувается. На голубом глазу сказала, что весь день дома была…. и ничо, что стою в кедах и с мячом.

Вообще ничего нельзя было рассказывать. Все, что стремно было признавать, видеть и слышать, всегда считалось за вранье

В пять или шесть лет заинтересовалась, откуда приёмник берёт слова. Результатом размышлений было втыкание его штепселя в электрическую розетку вместо розетки для приёмника. Он громко сказал “Хрррр”, я испугалась и штепсель вовремя вытащила. Почему он сгорел, для родителей так и осталось загадкой. Любовь к таким занятиям, видимо, семейная. Мои двоюродные старшего дошкольного возраста показали мне, тогда, кажется, одиннадцатилетней, как они делают “бубух”. Отламывают головки от большого числа спичек и бьют по ним что есть дури обухом топора. Реально “бубух”, с огоньком! Я, кажется, решила, что безобразие, которое нельзя предотвратить, лучше возглавить и просила делать это при мне.

Меня очень в детстве страшали церковью, как там надо себя вести хорошо и что там будет, если вести плохо, и что оттуда ничего нельзя уносить в том числе — это сразу в ад. Я решила проверить и однажды за долгую службу скатала из свечного нагара комок с кулак величиной и унесла домой. Положила на батарее. Бабушка пылесосить начала, а я сидела и боялась, что она найдет комок воска. Чем ближе она подходила к батарее, тем больше я боялась. Меня спасли занавески — скрыли комок. На следующую службу я его отнесла обратно. Еще однажды я лизнула в церкви мироточащую икону. Проверить, похоже это по вкусу на слезу или нет. Оказалось, похоже на масло. Если бы кто-то узнал, это была бы огромная проблема для храма, икону надо было бы переосвящать.

Я не рассказала, как на меня в парке в 12 лет напала компания пацанов, и я отбилась. Правда, я еще и орала, так что не исключено, что кто-то появился из взрослых. Родителям я обещала, что пойду по центральной дороге парка, а пошла по тропочкам через парк, ну и… Никогда не рассказывала и не расскажу, как старший брат играл со мной в сексуальные игры. Это было плохо, а признаваться в плохом было страшно и стыдно. До проникновения не дошло.

Попытки что-то рассказывать родителям я оставила лет 10-11. Во-первых, потому что все равно я сама виновата, а во-вторых, зачем их огорчать.

Из стыдного – по уши влюблялась в учителей. Не молодых практикантов, а – что похуже – намного старших. Никогда никому об этом не рассказывала. Когда-то мой дедушка намекнул, что догадывается, в какого учителя я была влюблена много лет, и я несколько месяцев горела от стыда, отойти не могла. Только потом я поняла, что это нормально, влюбляться в старших дядек, если ты девочка, у которой нет папы. Своеобразное замещение нереализованной дочерней любви нереализованной женской. Так действительно меньше страдаешь, но я тогда ещё этого не понимала.

У меня было 16 воображаемых друзей. Они просили их не выдавать.

Обожала гулять по стреле строительного крана. Поймал отец – увидел варежки, вымазанные мазутом. С тех пор носила в кармане две пары.

Недавно с подругами сидели, выпили и пробило на болтовню. Ни у одной в детстве не обошлось без того, чтобы мальчики и дядьки не пытались приставать, показывать пиписку, делать непристойные предложения. Одной казалось, что у неё не было, потом вдруг вспомнила, видно, очень хотелось такую грязь забыть. И еще – родителям не жаловалась ни одна. Потому что… Взрослым кажется, что глупое объяснение, мы б за своих деточек прибили. Но тогда это все было серьезно. Виновата будешь ты. Хороших девочек не лапают между ног, хорошим девочкам дядька на майку в районе груди не кладет руку в автобусе, хорошим девочкам не приходится отбиваться от соседа.

Неправда, что дети не понимают, когда участвуют в травле. Я была организатором травли и ни за что бы не стала рассказывать родителям, как мы “наказываем” и “воспитываем” тихую девочку из семьи алкоголиков. За то, что у нее то колготки рваные, то волосы немыты. Делали такие гадости, что и вспоминать противно, хотя до такого зверства, как сейчас в новостях, не доходило. Мне себе тогдашней хочется по щекам нахлестать. Я же все, все-все, понимала, что делаю плохое!

Была среди детей, убивших четырех котят. И тоже убивала их. Мы кидали в них камни и осколки кирпичей, пока они пытались уковылять и тоненько мяукали, маму звали. До сих пор тошно и не пойму, зачем. Я-то была благополучная девочка.

Много чего не рассказывала, наверное, практически все. Я жила двумя жизнями, не похожими от слова совсем. В одной я – мамина гордость и несамостоятельная девочка-вундеркинд, скромница и стеснительная, слова лишнего не скажет, очень послушная и все такое. В другой – презираемая всеми ботанка, которая делает всякие нехорошие вещи, только чтобы хоть чуть-чуть походить на “нормальных” детей и хоть с кем-то подружиться, объект манипуляции и всех видов использования, которое могут изобрести дети и подростки. Один раз пыталась рассказать это маме, получила “самадуравиновата, друзей надо выбирать лучше!” А где их взять лучше, когда из центра города переехали на самую окраину в новостройки для социально-нуждающихся? Самой никуда нельзя было ходить, даже в школу до 10 класса мама провожала и встречала. Позорище полное, а противоречить было нельзя – можно было по лицу схлопотать.

Бегала с друзьями по стройке вечером. Свалилась со второго этажа в подвал, а там воды по шею, а я плавать не умела, да время осеннее – 9 октября. Меня достали большие ребята. Дома сказала, что в лужу упала. Мама долго недоумевала, где у нас такая глубокая лужа. Этой осенью, 31 октября, мой сын сломал палец на ноге, а другую ногу сильно ушиб. Сказал, что с дерева упал. Спасибо интернету и оставленной открытой странице – я узнала, что он упал на стройке с 4 этажа. В том же возрасте! В то же время! Бинго!

Мы увлекались игрой в индейцев, делали себе луки и головные уборы из голубиных перьев. За неимением нормальной добычи жарили и ели насекомых. А еще делали себе татуировки – подобранными с земли осколками стекла выцарапывали рисунок, потом обводили ручкой.

Почти ничего не рассказывала. И как по стройкам бегали и в окна вываливались, и как в траншею для газовых коммуникаций лазили и воровали там “пенку” (изоляционный пористый материал) и липучку. А через месяц в этой траншее засыпало троих мальчишек, двух насмерть. И как цеплялся педофил, живущий рядом с мусорками, а выносить мусор – была моя обязанность. Меня ругали, что не хочу выносить, но про приставателя рассказать я не могла – низзя, стыдно. И как травили в новом городе в новой школе, с 8 по 10 класс. Родители узнали об этом, когда мне уже за тридцатник перевалило… И как лапали в автобусе, причем в мамином присутствии.

Никогда не рассказывала про сексуальные игры с сыном друзей нашей семьи. Нам было лет по семь, наверное. Мы пытались заняться сексом на кухне, а зале сидели наши предки, что-то праздновали.

Было в 8 лет. Готовили яды практически из говна и палок и всерьез собирались кого-то этим травить. Это из-за того, что мне очень нравилась Екатерина Медичи “Королевы Марго”. А еще наводили порчу посредством обрядов во славу Гекаты. Я была начитанным ребенком.

Источник:
О чём молчат дети: реальные истории, о которых не узнали родители
О чём молчат дети: реальные истории, о которых не узнали родители Если ты не знаешь о жизни своего ребёнка чего-то страшного, ты – плохой родитель? А твои родители были плохими? Мы не
http://www.time-go.ru/o-chyom-molchat-deti-realnye-istorii-o-k/

О чем женщина не расскажет мужчине?

Когда на коучингах я рассказываю основы секса, то начинаю с того, что девушки не дают обратной связи! Тебе кажется, что в сексе у тебя всё круто? А на самом деле.

. Сегодня в подтверждение своих слов, выкладываю отличный материал — 50 девушек рассказали, о чем они никогда не скажут мужчинам 🙂
Рекомендую прочитать всем, и провести работу над ошибками 🙂 Так же этот материал поможет немного лучше понять женщин.

Munya:
Мой муж во время кунилингуса издает стоны и какие-то страстные звуки — я никак не могу сосредоточится, мне кажется, что он мою матку доедает. Жуть просто! По ощущениям все супер, но саундтрек! Неужели нельзя молча делать девушке приятное?!

Елка:
Мои 5 копеек: мой муж в процессе так увлекается, что своими движениями подталкивает меня к краю кровати, я упираюсь головой в спинку и начинаю биться об эту спинку башкой при каждой фрикции. Это очень отвлекает, скажу я вам! Самое интерсное, что я специально пыталась начинать ниже — он все равно доталкивает меня до спинки и все повторяется! Молчу, чтоб не отвлекать его от процесса.

Ямайка:
Я смотрю во время кунилингуса, а он лежит, занимается делом и ногами болтает, как ребенок на полянке с ромашками, вот тут меня на ржач и пробило. И он так все время. Я уже лежу и думаю — «только не смотреть, только не смотреть!»

Олька:
Мой очень смешно перед оргазмом стонет — как так жалостливо и протяжно, как будто бабушку душат. Тоже молчу, не говорю об этом — но каждый раз на гага разбирает, ужас просто! 🙂

Тапка:
Я начала встречаться с обрезанным МЧ. У него член похож на спаржу, я все время стараюсь об это не думать, но ассоциации все равно возникают! Естесвенно, я об этом молчу.

Котлетка:
Ненавижу, когда в самый ненужный момент он останавливается и спрашивает:
-Кончила?
В ответ обычно:
-.
Сразу думаю, блин, лучше бы сама все сделала своими руками, и не парилась 🙂

Окса:
А мой в момент приближения к «финишу» начинает гримасничать. От страсти, видимо, его настигающей. И очень этого стесняется. А мне нравится 🙂 Он начинает опускать лицо ниже и утыкается мне в плечо, чтобы я этого не видела. Ему ведь неудобно. Сказать, чтобы он не стеснялся не могу. Вдруг запарится еще больше? Потому приходиться иммитировать «закрытые от страсти глаза» и тихонько наблюдать за ним из под ресниц. Тогда он расслабляется, думая, что я его не вижу и «финиширует» со страстным рычанием и какими-то порнушными стонами!

Тяффка:
Весело! Я молчу о том, что ПОСЛЕ подо мной страшнейшая лужица 🙂 И что я сбегаю не потому, что мне надо в туалет, а чтобы смыть как следует. А то щиплет, если я всё оставлю 🙂 И ЭТО стекает по ногам.

Наташа:
Я молчу, что меня напрягает частая смена поз — оно конечно креативно, но чувствуешь себя резиовой куклой. Я же не акробатка, мне с ногой за ухом трахаться неудобно! Но ему похоже так нравится чувствовать себя суперлюбовникам, который может и так, и эдак и вот эдак, что ладно уж, помолчим. Свое потом получим :))

Missis:
Милый, ну скажи, что тебе нравиться.. что тебе не нравиться. Ваще тайна овеянная мраком! Начинает тупо хихикать, как девица. И еще в постели молчит. И вид у него такой, словно ему это по фиг! Говорит ловит кайф от моего кайфа. а я не могу ловить кайф, если у меня хоть капля сомнения в том, что мой мужчина доволен. Так что сплошные эксперименты. Заметила, когда ему приятно, закусывает губу, но молчит как партизан. даже дыхание старается контролировать. Ну а еще. еще мне порой так хочется крикнуть ГЛУБЖЕ! Резче! Сильнее! Тоже стесняюсь.((

хиханька:
А я сколько не говорила, что его нежные словечки из лексикона строителей меня не возбуждают, а заставляют замирать в глубоком раздумии, не помогает. И что подёргивания за нежные части тела без предварительного разогрева наоборот действуют — никакого результата. И каким языком ему это объяснять? Пояснительные рисуночки делать?

Netro:
Мой жует во время секса мое ухо. Честное слово! Если секс долгий, то я потом пол дня хожу как недоделанный чебурашка — одно ухо огромное и малиновое. Пыталась осторожно намекнуть — видимо в процессе забывает.

Сатана:
А я вот наобарот стесняюсь попросить чтобы он ШЛЕПАЛ по попке во время секса!
Нравится мне очень, но не будешь же просить «шлепни меня шлепни»

Дарья:
Мой благоверный перед тем как кончить отскакивает (мы прерыванием), лицо испуганное такое!! Во время самого разгара он напоминает мне швейную машинку, и тоже просто обожает мое несчастное ухо, вечно слюней напускает, даже на подушке остается.

Vena:
Я молчу о том, что мне не нравятся, когда он своей тушей пытается меня в диван впечатать. Почему то в этот момент в голове крутится фраза «Уж мы их давили, давили. «. Того и гляди, грудь до спины продавится!

Титькина:
Девочки, а меня напрягает, когда он в ответсвенный момент прерывается, чтоб презик натянуть — лежим, трахаемся, накал страстей, все такое. Неожиданно встает, степенно спускает ножки с кровати, одевает тапочки (!), идет к стенке, открывает шкафчик, достает презик, возвращается в кровать (и все это молча. с серьезным выражением лица. ), снимает тапочки (!), присаживается поудобнее, акууратно вскрывает презик, смотрит на свет (зачем?!), дует в него, потом аккуратно одевает, кладет на тумбочку обертку, поворачивается ко мне.

gluma:
А мой складывает по-всякому, думает, наверное, что я — Алина Кабаева. Я потом полдня обратно раскрючиваюсь. А еще любит дооолгие прелюдии в ходе которых может целый час тереть и гладить. Пытается сквозь одежду до сисек дотереться. Я было приладилась сама раздеваться, как в армии, за 30 секунд, пока он на следующий заход идет, но теперь меня считают распущенной :))

Жертва:
Мой любимый обожает жесткий секс, я тоже люблю, чтобы без лишних соплей и прелюдий, я не против, когда меня называют по-всякому и когда по заднице хлопают, но я НЕНАВИЖУ, когда меня тянут за волосы. И я об этом говорила не раз, но он будто не слышит, в решающий момент как ухватит — и кончает, а мне уже не до того — с меня скальп снимают. Мля.

Шпагоглотательница:
Мой постоянно громко стонет, немецкое порно просто отдыхает! Но самое ужасное — это то, что у него перед оргазмом начинает течь слюна, просто потоком! Причем, она может капать мне на лицо, на спину, куда угодно. Его это, по ходу, совершенно не парит, но а мне-то каково! Представьте: вы расслабились и на пике блаженства, а тут вам в глаз как плюнут со всей дури! И когда я ему об этом говорю и прошу не раззевать челюстей, то он делает еще более жалостное лицо, чуть ли не плачет и отмазывается, что это ненарочно, мол, такой у него рефлекс.

Полинка:
А мой любит делать куннилингус.. причем у него хронический насморк и он постоянно мне мажет клитор соплями.. не знаю что и делать.. скоро чихать этим местом начну.. Но я ему об этом всем сказала.. и в последнее время он бегает и сморкается перед этим.. хотя иногда все равно забывает 🙁

Козявочка:
Мой во время кунилингуса, как вопьётся в губы зубами, как оттянет.. Мне иногда кажется, что они ща как резинка отлетят и я их потом ваще не найду.. И больно и не приятно, но молчу.. Дура!

ЛиССа:
А мой в момент страсти начинает выкручивать мне соски — я ему сто раз говорила уже, что неприятно как минимум, а вообще и больно — забывает! Все собираюсь ему яйца крутануть как нибудь, чтоб запомнил.. :)))

Чайка:
Я молчу о том, что у него волосы из носа растут кудрявые. Почему это попадается мне на глаза только во время секса?))

Ленка:
А мой любит пальцы ног целовать и облизывать — типа, прелюдия такая! А я лежу, сдерживаюсь, чтоб не загоготать от щекотки и в конвульсии ему зубы не выбить.

Дочь:
А я ушла без объяснений от одного мачо, который называл мою грудь «сисюнчиками». Фраза «ух, сисюнчики — класс!» во время секса выбивала меня из колеи на день! Промолчала, а жаль — кто его знает, чем он теперь другую девушку терзает.

Ната:
Мой сдержанный в своих фантазиях, боится мне сделать плохо, что ли. Но об этом мы говорим 🙂 А вот о том, что я претворяюсь во время оргазма и что он не умеет делать кунилингус, я никогда не говорила. Сейчас уже так завралась, что не знаю как и сказать 🙁

Красивая:
А я своему сказала, что я не успела кончить, так вот он уже целую неделю не подходит, переживает.

Тетка из Ялты:
Мой парень во время кунилингуса кладет руки мне на внутреннюю сторону бедра и шевелит пальцами. С моей позиции это выглядит как будто из меня чужой наружу щупальцами лезет — стараюсь туда не смотреть, а то тоже на хаха пробивает! :))))

Лимонка:
А мой во время энтого дела потеет и мы начинаем животами склеиваться — хлопаем как парусник, мля, на ветру! Тоже все сдерживаюсь, что не заржать, но сами понимаете — отвлекает!

Лола:
А мой прочитав в журнале какую-то статью, во время процесса начинает делает круговые движения тазом, как будто он штопор, а я бутылка вина.. Неприятно безумно. И кто только эти журналы пишет.

Бу:
Все у нас с бывшим было в постели идеально, кроме. Вобщем, ближе к концу он умудрялся так вспотеть, что с него пот ручьями лился — прямо на меня, разумеется. А когда с кончика носа эта капелька пота свисала — и лицо такое напряженно-серьезное . ну как тут объяснить причину смеха и не смутить человека? =)

Мышь полевая:
Я раньше никогда не кончала с мужчинами вообще. А последний мой мужчина оказался самым настоящим героем — довел-таки меня до оргазма. Правда, языком. Но потребовалось ему на это больше получаса. И теперь он каждый раз удовлетворяет меня орально, а я восхищаюсь его героизмом — он же знает, что его ждет полчаса упорной работы. О! Еще убивают молодые люди, которые требуют, чтобы во время куни девушка всячески стонала и извивалась. Ну, так же невозможно на ощущениях сконцентрироваться вообще! Я теперь сразу предупреждаю мужчин, что если я во время этого дела замолкаю, это значит, что мне очень хорошо 😉

Николь:
А я один раз трахалась с одним мужичком, а он так прикольно кончает, я чуть не упала: он так вытянулся весь, замер и начал кричать «Ой! Нет! Нет! Ой! Неет! Нет!» и сделав еще пару фрикций, скрючился и замер, как будто после смертельных конвульсий.

Злючка:
Мой когда кончает орет как, будто его в этот момент кто то еще и в попку делает. Первый раз я таааккк испугалась, что и член его изо рта выронила. Сейчас привыкла, но как вспомню.. меня так еще никто не пугал никогда.

Маринка:
Встречалась с молодым челом, так знаете, когда у меня подкатывает, он мне рот затыкает. Первый раз у него были, думаю: ладно, может там кто есть, кого не заметила, может соседи возмущаются. Но когда у меня уже, опять рот затыкает, не выдержала, говорю: ты чего рот затыкаешь? Скажи просто, я и орать не буду. Отвечает: прочитал в журнале, что если женщине закрывать рот рукой, когда она кричит во время оргазма, он у нее сильнее. Вот скажите, как такое можно придумать?

dola:
мой последний спрашивал: «ну, где твоя кнопочка?» и пальцем мучал клитор и околоклиторное пространство. Я его руки убирала и просила так не делать. Еще каждые три минуты он спрашивал: «ты кончила? а когда?». Ни-ког-да, блин!

Мара:
Порадовали мужские комменты — типа, раз ржете значит дуры. Вот у таких самовлюбленных идиотов тетки в постели и думают про посторанние вещи. Нет чтобы спасибо сказать анонимным девкам и себе зарубочку сделать «не втирать клитор, не чавкать и не зырить при кунилингусе, не пускать слюни. » — проще, конечно, всех присутсвующих дурами назвать. Ну и сидите себе, прЫнцы вы наши.

Маслинка:
А я немного грубость люблю, но только в самый ПИК.. Вот, дура, приучила своего к этому, так он теперь на радостях постоянно меня «дубасит». порой совсем не попадая в нужный такт!! А сказать, что не нравится, боязно..

Суккуб:
А мой переодически ночью будит ласками! Малость поласкает и уже залазает! А я ещё сухая вся! И начинает по мне ездить с отсутствующем видом, при чём такой грубый! Начинает просто трахать меня, ему похрен что мне не удобно или больно! Трахает! Я пару раз промолчала, а потом сказала: «Ты ночью будь поласковей!». ЗНАЕТЕ, ЧТО ОН МНЕ СКАЗАЛ?! «Я ПОНИМАЮ, ЧТО Я ДЕЛАЮ, ТОЛЬКО УЖЕ В ПРОЦЕССЕ!» Т.е. он не помнит, как он начинает приставать и просыпается на мне! МЛЯ! СЕКС-ЛУНАТИК!

Cтервочка:
Я своего после частых напоминаний наконец-то заставила постричь (не побрить!) волосы около хозяйства. Надо было видеть эту картину — он застелил все вокруг газетами, сам сел посредине на табуретку с торжественным и серьезным видом, вооружился ножницами и расческой и начал процесс стрижки, который длился минут 30. Это надо было видеть! ))) Серьезный подход.

Кнопочка:
А мой, после оргазма громко пукает. Без запаха, но звучно. И ржёт после этого, как гамодрил.

Gia:
У меня МЧ во время приятных для него моментов начинает чётко и громко кричать «КИСССААА ДДААА»,причём таким голосом. начинает ойкать, ойкать, да так, что я просто начинаю теряться, чуство создаётся что его башка сейчас просто лопнет, а глазки так вылазят, что я просто не только ржать начинаю, а еще задыхаться впридачу. Но обижать его не охота, поэтому молчу!

P.S. Напоследок, хочу сказать девушкам. Нельзя молчать и терпеть 🙂 Надо говорить и обсуждать. Есть конечно мужские косяки общие (мы об этом им на своих коучингах расскажем), но есть и ваши индивидуальные особенности, о которых говорить следует вам.
Если и после разговора ничего не понял, обижается и злится — низкая самооценка значит, имейте силы от такого уйти, а в будующем определять таких за версту и даже не сближаться с ними.)

TLC — сделаем так, чтобы женщины были довольны мужчинами, а мужчины понимали женщин, и все жили в мире и согласии 🙂

Источник:
О чем женщина не расскажет мужчине?
Когда на коучингах я рассказываю основы секса, то начинаю с того, что девушки не дают обратной связи! Тебе кажется, что в сексе у тебя всё круто? А на самом деле. . Сегодня в подтверждение своих
http://www.tlc7.ru/blog/Tomas/o-chem-zhenshchina-ne-rasskazhet-muzhchine-1044

То, о чем девушки никогда не рассказывают даже подругам

То, о чем девушки никогда не рассказывают даже подругам.

С этим явлением сталкивалась, увы, практически любая девушка. Хотя почти все из пострадавших предпочитают хранить молчание и не расскажут про такой позор даже под давлением. Даже подругам. Вернее, особенно подругам. Еще случайному человеку в поезде можно поведать, а хорошо знакомому – да никогда! Чур меня!

Так вот, все эти неприятности начинаются, если уважающая себя и порядочная женщина по глупости или неопытности свяжется с мужчиной положительным, мужчиной правильным и беспроблемным.

Есть такие совершенно гадкие люди, знаете ли, которые сами, без пинка со стороны, без мольбы, истерик и угроз «расстаться навсегда над бездной», предлагают отвезти, например, в аэропорт. И даже настаивают на этой. И совершенно искренне переживают оттого, что у девицы багаж тяжелый, сама она такую глыбу не дотащит. Или дотащит, но устанет. Не найдет больше сил так умиротворенно улыбаться. К тому же тогда ей придется надеть стоптанные кроссовки, чтобы волочь все свое богатство, а не миленькие туфельки из светлой замши. Да и толкнуть прохожие могут, айайай.

Вот по перечисленным, казалось бы, ничтожнейшим и наиерундовищным, причинам такой страшный мужчина и навязывается. Нудит и требует. Отделаться от него у любой порядочной девушки нет ну просто совершенно никакой человеческой возможности. И она вынужденно соглашается быть каждый раз почти насильно отвезенной-привезенной и встреченной.

Как вы думаете, можно ли про подобный кошмар рассказать окружающим?

Та ли это тема, которой делятся дрожащим от глухой боли голосом, после второй бутылки вина на кухне с подругами, когда очередь, наконец-то, дошла и до тебя? А первые выступавшие описывали либо девятый год камикадзеподобного романа с глубоко женатым соседом-безработным, либо прохождение семнадцатого круга ада в судебных инстанциях для получения двух тысяч рубликов алиментов с бывшей большой любви? Да, я знаю, что у Данте нет семнадцатого круга. А вот в судебных инстанциях есть. Что поделать.

Подобным рассказом можно сломать всю торжественную трагическую атмосферу доверия, страдания и общей покорности перед несправедливостями судьбы.

Поэтому положительного мужчину приходится скрывать как что-то позорное. Как лишай на коже.

Будет ли интересно коллегам, у которых на носу маячит очередной развод с проклятиями, услышать, что есть мужчины, с которыми даже и спорить-то не о чем?

Приличный мужчина не дает поводов для скандалов и возможностей для сладостных многочасовых рассуждений на тему: «А что он думал, когда сказал мне идти на…? Он действительно меня послал, или имел в виду пассаж вроде «я так соскучился по женскому теплу, дорогая! Не слушай эти глупости, что слетают с моего языка! Иди ко мне!».

Или: «То, что он не звонит и вообще пропал на две недели, означает, что мы расстались? Может быть, просто играет, как котенок-шалунишка, чтобы пробудить во мне ревность, ибо сам влюблен страстно и почти смертельно?». Еще один вариант: «Он разбудил меня в три часа ночи с предложением встретиться прямо сейчас потому, что другая подружка только что отказала, или потому, что жить-дышать без моей скромной персоны вот просто никак не может?».

Хороший мужчина настолько сух и неинтересен, что он не пропадает и не посылает. Более того, в совершенно омерзительной традиции всегда информирует, где и с кем находится, как последний враг романтики заранее договаривается о встречах в удобное девице время. Не улетает в бездну пустоты.

1\AppData\Local\Temp\msohtmlclip1\01\clip_image001.jpg» />

В общем, крайне неприятный и романтичный тип. Перед подругами за него стыдно. Приходится молчать и все скрывать.

P.S. Но это не значит, что плохих парней любят больше, о нет. О них просто больше говорят.

Другие материалы Ларисы Огудаловой:

Источник:
То, о чем девушки никогда не рассказывают даже подругам
То, о чем девушки никогда не рассказывают даже подругам. С этим явлением сталкивалась, увы, практически любая девушка. Хотя почти все из пострадавших предпочитают хранить молчание и не
http://moscow.zagranitsa.com/blog/2239/to-o-chem-devushki-nikogda-ne-rasskazyvaiut-dazhe-

(Visited 1 times, 1 visits today)

COMMENTS